Я тоже был приглашен участвовать и потому явился на репетицию, назначенную в доме Мейеровского. Он и в самом деле может это подумать, если я буду сидеть как в воду опущенная.


Было душно, и чувствовалось, что в нагретом наэлектризованном воздухе медленно надвигается ночная гроза. Пахло медом, цветущей липой и бузиной. В гостиной остались только ее муж и его всегдашний партнер, старый профессор Ильченко, оканчивавшие партию. Ей было больно и неприятно слышать такие слова от него, которого она обожала до самозабвения. Она извинилась перед гостями и поспешила в детскую.

«Душой живу больше в Охотине…»

Она начинала прямо: в некотором царстве, в некотором государстве жили-были… Однажды жила-была волшебница. Она была такая большая-большая… Вот однажды сидит эта волшебница в своей избушке на курьих ножках и слышит, что кто-то выходит из лесу… Мне это показалось немного неуместным, и, кроме того, вы, конечно, знаете, что у каждого артиста есть свое самолюбие.

Борисоглебская Э.И., Гурченкова В.П., Курбыко А.Е. и др. Русский язык: Пособие для поступающих в вузы

Несмотря на беспричинное враждебное чувство к Ржевскому, она все-таки два или три раза, увлеченная тем, что он говорил, встретилась с ним глазами, и оба раза быстро опустила их в замешательстве. Вы слишком скромны,— сказала Рязанцева, стараясь казаться непринужденной и безотчетно робея.— Я так много слышала рассказов о вашем пении, что вам было бы совестно отказываться.

Текст сверен с изданием: А. И. Куприн. Просторная новая терраса дачи была очень ярко освещена лампой и четырьмя канделябрами, расставленными на длинном чайном столе. Июльский вечер быстро темнел. Варвара Михайловна Рязанцева приготовляла на террасе с помощью горничной чай для собравшихся гостей.

В продолжение всех четырех лет замужества она интересовалась своим небольшим хозяйством с живой и искренней любовью, свойственной молодым женщинам, привыкшим окружать мужа нежной заботливостью. Я положительно не в состоянии сегодня скомбинировать двух самых простыхходов,— сказал он с досадою.— Голова — точно свинцовая. Она стояла перед мужем, легкая и грациозная, во всем пышном расцвете своей двадцативосьмилетней красоты, с высокою грудью и гибкой талией.

4. Плавающий домик Фоя и Луизы

И жестом ребенка, берущего что-нибудь украдкой, она быстро поднесла к губам его руку и поцеловала ее два раза — сверху и снизу ладони. Потом она вышла на террасу и принялась разливать чай, прислушиваясь к общему разговору, готовая поддержать его, если он ослабеет. Все жаловались на жару и истому перед грозою. А что же вашего Андрея Лукича сегодня нет? — спросила у Варвары Михайловны жена Ильченки, полная, суровая на вид дама, любившая винт и сплетни и державшая своего мужа под башмаком.

Ильченко сделала лукавое лицо и погрозила Рязанцевой пальцем. Ее никто не любил, большинство терпеть не могло, и все побаивались. Варвара Михайловна ничего не ответила на это циничное предостережение и только улыбнулась немного свысока и презрительно, с сознанием чистоты и ничем не запятнанной репутации. А он очень хорош, этот Ржевский? Но он предпочитает вести свою праздную и легкомысленную жизнь, потому что не нуждается в средствах и не желает себя стеснять никакими условиями…

Аля не хотела молиться и барахталась в руках няни, закидывая назад голову и звонко смеясь. Увидев входящую мать, она быстро вскочила на ноги и протянула ей навстречу руки с растопыренными пальчиками.

Расскажу, расскажу, если ты только будешь умницей. Варвара Михайловна никогда, рассказывая дочери сказки, не затруднялась выбором сюжета. Кушала, только не всех, а непослушных и замарашек. Тогда она ее перекрестила, подтыкала под ее размякшее тельце осунувшееся одеяло и вышла из детской той мягкой, неслышной походкой, какой умеют ходить одни только матери.

Репутация Ржевского была очень хорошо известна в некоторых отношениях. Она была точно во сне или в опьянении. Только она была не злая, и кто к ней приходил за добрым делом, тому она всегда помогала. Ржевский, и в голосе его звучала такая горячая, тоскливая мольба о взаимной любви, такой настойчивый призыв, которым, казалось, невозможно было противиться.

Еще фишки:

Комментарии запрещены.

Навигация по записям